Открытые площадки

Теперь уже мало кто стремился к использованию открытых площадок и специальных концертных залов для академических собраний как единственно возможному условию насыщенной и интересной концертной жизни. Сосуществование в едином целом серьезных симфонических произведений и легких развлекательных номеров, выступлений признанных солистов и народных ансамблей, столичных гастролеров и местных любителей музыки воспринималось как знак современности, формируя умение перемещаться от одного стиля к другому, манипулировать их выразительными возможностями, образовывая навыки полистилевого, полиисторического, полинационального мышления как у публики, так и у музыкантов, работающих с ней.

Подобная практика сопряжения ранее несопрягаемого не только сохраняется в последующие годы, но и получает все более активное развитие. В 1909 году Л. Собинов, давая совместно с супругами Фигнер концерт в Нижнем Новгороде, приглашает к участию в нем Н. Плевицкую — певицу, работавшую в то время в ресторане Наумова. Поступок Собинова, вызвавший удивление критики, сомневавшейся в уместности появления среди оперных артистов ресторанной певицы, был, однако, с восторгом воспринят аудиторией: концерт оказался необычайно удачным, овациям не было конца, сцена была буквально засыпана цветами.

В 1904 году И. Падеревский «сталкивается» в своих гастролях в Екатеринославе с А. Вяльцевой, знаменитой исполнительницей цыганских романсов, и спокойно «уступает» дату своего концерта певице, «услышать которую жадно стремится публика». Наиболее чуткие антрепренеры и исполнители прекрасно чувствовали подобные настроения провинциальной аудитории. Они стремились превратить концерт в нечто «из ряда вон выходящее», «непредсказуемое», вызывающее восторг и удивление, оставляющее «незабываемое впечатление», вынуждая публику толпиться у касс, томиться ожиданием «чего-то исключительного», а на следующий день — бесконечно обсуждать увиденное и услышанное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *